Термин «дхьяна» в учении йоги. Этимология. История.

Сейчас становится популярным все, связанное с йогой. Создатели новых брендов планшетов с названием «йога», жилых кварталов и т.д. не задумываются о его истинном значении и транслируют свои искаженные интерпретации в социум. Также происходит и с буддистским словом «дзен». Это сегодня довольно популярное слово, которое само стало чуть ли не брендом. Оно означает то же, что и слово «дхияна» на санскрите. Многие употребляют его без всякого понятия об его первоначальном смысле. Для большинства это модная приставка, придающая атмосферу возвышенности, магии и неуловимо привлекательной новизны.

Слово «дхияна» часто переводят как «медитация». И одновременно слово «медитация» тоже часто переводят как «дхияна». Однако в современном мире слово «медитация» давно вышло за рамки эзотерических учений и стало светским. Оно в широком смысле стало заключать в себе множество ментальных упражнений, связанных с мышлением. А понятие «дхияна» употребляется только в отношении философии и практики йоги. Однако этими вопросами активно интересуются преподаватели различных школ и направлений йоги, студенты преподавательских курсов по йоге, лингвистических и философских факультетов и достаточно большой круг людей, практикующих йогу и медитацию.

Исследование этимологии слова «дхияна» и трансформации понятия «дхияна» будет полезно всем категориям вышеперечисленных групп для более глубокого понимания термина в контексте первоисточников, для более точного использования в процессе дискуссий, обсуждений и просто для расширения кругозора в области теории йоги.

Происхождение понятия «дхияна».

Корень «дхи», «дхьяй» означает на санскрите «думать».

Корень «dhi» трансформировался в китайском языке в «chan», а его японская транслитерация звучит как «dzen». Это демонстрируют известные словари.

В английском языке «дхияна» –  это «thinking», что логично. Корень «дхи» преобразовался в to think («д» стирается, остается глухой звук, который трансформируется в think).

Примечание: Это представляется возможным вариантом, исходя из сочетания звуков и моделей их произношения в каждом из языков. Такую мысль высказывает Д.А.Данилов (доктор философских наук, исследователь истории йоги), но мне не удалось найти этому подтверждения в лингвистической среде.

 Что касается понятия «дхияна», то говорить о ней вне контекста йоги в принципе не приходится, и с большой вероятностью можно утверждать, что слово «дхияна» выражает представление о мышлении в учении йоги — размышление, и концентрация, и рефлексия, и актуализация, и молитва в отдельных случаях.

В русском языке у нас два корня, обозначающих мышление — думать и мыслить. В то время как на санскрите существует много корней выражает различные оттенки мышления.

Например, санскритский корень «ман» перешел в русский язык, и у нас есть слово «мнить», то есть представлять ментально. Манас – на санскрите означает часть разума, которая фильтрует информацию, перебирает какие-то уже известные варианты, а также оперирует устойчивыми шаблонами, клише.

Корень «будх» в русском языке сохранился как «буд», от него производные: будить, пробуждение. На санскрите же это не только пробуждаться, но и понимать суть, освобождаться от неведения.

И в этом ряду дхияна – это более высокая форма мышления в том смысле, что тут мы подразумеваем еще и познавательный аспект — мы ставим тут задачу, которая заведомо выходит за рамки нашего текущего понимания. Мы работаем с задачей, разделяем на подзадачи, анализируем, а потом склеиваем и получаем результат, который радикально меняет наше представление. Если после размышления мы знаем то же, что знали до размышления, то это не дхияна.

Дхияна как особый процесс, познавательное действие на пути к освобождению – такое значение закрепилось не сразу. В текстах, написанных до «Йога сутр» Патанджали, в Ведах и Упанишадах значение термина «дхияна»имеет другие оттенки, употребляется по-другому.

Древнейший ведический текст «Ригведа» не использует слово  «дхияна», но использует корень «дхи». Он употреблялся как поэтическое прозрение, интуитивное видение, полученное в результате вдохновения, озарение. Так божества Риппу, персонажи Ригведы, создали колесницу, которая не переворачивается, благодаря тому, что они ее сначала увидели в результате дхи, а потом уже изготовили.

В «Ригведе» говорилось также, что риши познали мир при помощи дхи, определенного мыслительного процесса, которое приносит конструктивный результат, т.е. понимание.

Упанишады.

Термин «дхияна»  впервые употребляется в упанишадах.

Суффикс «ана» использовался в саскрите для моделирования существительного, он продолжает использоваться и в русском языке для аналогичных целей. Так «дхи» + «ана» = дхиана, «дум» + «ана» = думание. То есть дхияна – это действие с мыслями, процесс в разуме.

В «Майтри упанишаде» упоминается 6-ступенчатая йога, и там уже фигурирует понятие дхияна. Если в РИГВЕДЕ упоминается ситуация, что человек не видел и вдруг прозрел в процессе дхи в момент вдохновения, озарения. То в УПАНИШАДАХ дхияна рассматривается как процесс познавания, причем это не спонтанный процесс, а следует делать какие-то усилия для его реализации. Упанишады дают конкретные рекомендации для достижения дхияны, но они почти всегда чисто метафорические. 

Так в «Шветашватара упанишаде» это видение огня в дощечках, которые используют для получения огня путем трения. То есть созерцая эти дощечки мы не видим огня как такового, но в процессе дхияны мы видим суть этих дощечек, их таттву, таковость.

13. Как не виден облик огня, скрытого [в своем] источнике, [но] основа [его] не гибнет, и он снова добывается в [своем] источнике [с помощью] дерева, – так, поистине, в обоих случаях [постигается Атман] в теле с помощью пранавы.

14. Сделав свое тело [верхним] арани и пранаву – нижним арани, усердным трением размышления [человек] увидит бога, подобного скрытому [огню].

15. Как сезамовое масло в зернах сезама, масло – в сливках, вода – в русле реки и огонь – в кусках дерева, так постигает в самом себе Атмана тот, кто взирает на него в правде и подвижничестве.

16. [Он постигает] Атмана, проникающего во все, словно масло, находящееся в сливках…

В «Майтри упанишаде» дхияна предстает как процесс направления стрелы разума в неведение, во тьму. Это указывает и на познавательный характер практики, и дает направление, куда направить разум для получения нового знания.

24. И также сказано в другом месте: Тело – лук, Аум – стрела, разум – ее острие, мрак – цель. Проникнув через мрак, [человек] идет к тому, что не объято мраком. Далее, проникнув через объятое, он видит Брахмана, что сверкает, словно пылающее колесо, наделен цветом солнца, полон могущества, [находится] за пределами мрака; что светит в том солнце, а также – в луне, огне, молнии. И, поистине, видя его, он идет к бессмертию. – Ибо сказано так:

Размышление направлено вовнутрь на высшее существо и [также – на внешние] предметы,

Итак, неразличающее распознавание становится различающим.
Когда же разум растворен, то счастье, свидетель которому – Атман,
И есть Брахман, бессмертный, сияющий. Это [высший] путь, [высший] мир.

В «Чхандогья упанишаде» – это также ранняя упанишада, записанная до «Йога сутр» – говорится о разных ментальных категориях, они сопоставляются:  дхияна – больше, чем читта, но дхияна —  меньше, чем виджняна («виджняна» -узнанное, понимание, полученное в результате размышления). То есть простраивается иерархия между читтой, дхияной и виджняной.

В ранних текстах дхияна описывается как состояние, в котором человек пребывает длительное время. Так в «Мокша дхарме» (часть «Махабхараты») у мудрецов риши возникло сомнение в существовании мира. И что же они стали делать? — Они стояли, не двигаясь, предаваясь дхияне. Они отказались от еды, пили воздух. И в результате познали суть вопроса.

В «Майтри упанишаде» (ч.6 аф.9) говорится: тот, кто знает, атмана, размышляет об атмане, приносит ему жерствоприношения, находится в состоянии познания атмана, в этом состоянии с соредоточенным умом, восхваляется знающим.

«Бхагават гита» в главе 12 содержит пять упоминаний дхияны ( 1 — религиозное, другие – познание). Тут это процесс познания Бога, процесс религиозного поклонения.

А в главе 18 «Бхагават гиты» (52-53) дхияна йога – непременное условие, обязательная практика для реализации высшей цели: Живущий в уединении, умеренный в еде, обуздавший речь, тело и ум, всегда приверженный дхияна йоге, нашедший опору в отрешенности, свободный от эгоизма, иллюзии власти, высокомерия, желания, гнева, накопительства и собственничества, умиротворенный, становится достойным бытия Брахмана.

Дхияна как отдельное комплексное учение упоминается также и в «Мокша дхарме». То есть не часть йоги, один из этапов, как у Патанджали, а как отдельное учение — ДХИЯНА-ЙОГА.

«Мокша дхарма»: из всех йог наивысшей является дхияна.

Примечание: Вообще «Мокша Дхарма» – источник, где вообще многообразие представлений о йоге, много интересных идей, переосмыслений упанишад. Эпический формат текста предполагает множество метафор, поэтических элементов художественного произведения. И все эти элементы – основа к дальнейшей концептуализации идей в классической философии.

Йога сутры

Период «Йога сутр», на котором базируется вся философия йоги, йога-даршана шести ортодоксальных философских систем, дает уже значение дхияны как процесса, состояния на пути достижения самадхи. И это значение в дальнейшем закрепилось как самое устойчивое.

В «Йога сутрах» дхияна упоминается 3 раза. В гл.3: дхияна есть непрерывное течение познавания объекта, то есть разум в процессе познавания. Тут уже никаких метафор, четкое определение самой практики думания, где сознание тотально вовлечено в процесс познавания.

Обратите внимание, дхияна есть однородное течение познавания объекта, т.е. это не просто спонтанное или эпизодическое познавание. Это практика йоги, сознательная концентрация на объекте, проблеме, идее, и в процессе практики открываются какие-то все новые и новые аспекты у объекта концентрации.

В гл.2 – эти вритти могут быть уничтожены при помощи дхияны (Вивекананда).

Йога – освобождение читты от вритти. А дхияна и есть та практика, которая освобождает от вритти. Вывод: йога есть дхияна, устранение вритти, заблуждений и т.п.. Читта вритти ниродха достигается посредством дхияны. Если мы направляем свое сознание на эти вритти, мы их осознаем, наблюдаем их со стороны, и они становятся подконтрольными.

Не волевым усилием, не сдерживанием, а именно посредством дхияны!

И еще один эффективный момент стоит подчеркнуть в «Йога сутрах»: Йогин должен направить свой разум на познавание запредельного, и это уничтожает вритти. Этот совет Патанджали повторяет неоднократно. Принимающие его как посвящение, как подарок, несомненно, продвигаются к конечному освобождению быстрее.

Таким образом, с помощью дхияны можно достигнуть: мокши, контроля эмоций, атмана, ясности сознания, исцеления, ясновидения, контроля над умом, устранения вритти, самадхи… Об этом говорят по большому счету древние тексты.

Множество техник дхияны в буддистской традиции. Там они развивались, усложнялись, благодаря сохранившимся линиям передачи, берущим начало еще в начальный период средневековья. Надо сказать, буддисты многие практики склонны были также и упрощать, чтобы сделать их доступными массам неграмотного населения. Эта простота, отсутствие религиозной мистики очень импонирует людям в наше время. И вне йоговского учения практики медитации сейчас используются достаточно широко. Однако можно ли их отнести к категории дхияны – большой вопрос. То же самое можно сказать и о молитве. Обращение к Высшему, к Богу бывает разным. И если это превращается в вопль отчаяния, в просьбы, то  это не дхияна. Дхияна – активное познавание мира.

Как говорится в «Бхагават Гите»: знание лучше упражнений, а познавание (дхияна) превосходит знание.

Знание – это то, что ты уже приобрел. А познавание – это новое знание.

Натхи. Средневековье.

Дхияна как процесс визуализации характерна для средневековых текстов, это тексты натхов.  В традиции натхов существует множество разновидностей медитативных практик, которые условно подразделяются на тарака-йогу и аманаска-йогу, причем тарака обычно включает в себя аманаску в качестве завершающего этапа. Основные тексты традиции, посвященные этой теме — это «Аманаска-йога», «Мандала-брахмана упанишада», «Адвая-тарака упанишада»

Аманаска – это  при практика, при которой свет сознания усиливается посредством Кундалини-шакти. Это усиление света сознания и ведет к унмани-мудре, или состоянию Шивы как сверхсознания… Этапы этой практики ярко описаны в «Мандала Брахмана Упанишаде»:

Начни духовное наблюдение через три лакшьи (три вида созерцания) – средство для этого (Брахман), находящийся в межбровии. От муладхары до брахмарандхи проходит канал сушумна, он имеет вид сияния Солнца. В центре канала сушумны находится кундалини, сияющая как кроры (десятки миллионов) молний, и тонкая, как нить в стебле лотоса. Здесь разрушен тамас. Тот, кто созерцает её, уничтожает все грехи. Закрыв два уха указательными пальцами, начнёшь слышать пхуткара (быстро проявляющийся звук). Когда созерцание закреплено на этих практиках, начнёшь видеть между глазами синий свет, а также в сердце. Это антар-лакшья, или внутреннее созерцание.

В бахир-лакшье или внешнем созерцании начинается видение перед носом на расстоянии 4, 6, 8, 10 и 12 пальцев синего цвета, затем цвет меняется на шьяма (индиго чёрный), затем на сияющий как ракта (красная волна), и затем два цвета одновремено начнут сиять как пита (желтый и оранжево-красный). Тот, кто это видит становится йогом. Когда он смотрит в пространство неперемещая глаз и видит полосы света в углах своих глаз, тогда видение становится устойчивым. Когда он видит джьоти (духовный свет) выше своей головы на 12 пальцев вверх, тогда он достигает состояния нисхождения нектара.

В мадхья-лакшье, или в среднем созерцании, он начинает видеть разнообразные цвета, как утром, когда восходит солнце, или как будто огонь и луна объединились вместе с акашей. Пребывая в таком созерцании, он видит природу их света. Через эту практику он становится одним целым с акашей, лишённый всех гун и качеств. Сначала акаша с яркими звёздами становится ему пара-акашей, тёмной, как тамас. И он становится одним целым с пара-акашей, сияющими звёздами, так глубоко, как невозможно быть даже с тамасом. После он становится одним целым с маха-акашей, великолепной, как сияющий огонь. Затем он становится одним целым с таттва-акашей, освещённой яркостью, которая является самой высокой и лучшей из всех. После он становится одним целым с Сурья-акашей, украшенной крором солнц. Созерцая таким образом, он становится одним целым с ними, он становится познавшим их. («Мандала Брахмана Упанишада» (брахмана 1, ст.2)

Процесс сосредоточения на частях тела с целью познания – также в средневековых текстах. Определенные части тела связаны с тончайшими энергетическими центрами, которые в йоге называют чакрами. Их называют «кшетрам» — область грубого тела, соответствующего чакре. И определенные образы, традиционно передаваемые в разных традициях, в процессе дхияны позволяют осознать суть тонкого центра. Так в тексте ГОРАКША ШАНТАКА, аф78-85 сказано: концентрируясь на свадхистхана чакре, визуализируй драгоценный рубин, концентрируясь на манипуре, визуализируй закат.

Таким образом, всевозможные практики дхияны являются вершиной медитативной практики. Они – основа работы с санскарами, васанами, вритти.

И мы можем выделить сейчас 4 группы значений термина дхияна. Дхияна как:

1). метод познания,

2). состояние сознания,

3). процесс,

4). отдельное комплексное учение, которое превосходит саму йогу.

Йога – ортодоксальная система, т.к. ссылается на тексты Вед и упанишад, поэтому когда используешь термин «дхияна» желательно уточнять, в каком смысле ты его употребляешь, поскольку в ВЕДАХ, упанишадах, ЙОГА СУТРАХ термин «дхияна», как и многие другие идеи, которые в дальнейшем фигурируют в индийской философии, трансформировался, но все его новые значения продолжают существовать там наряду с первыми. Это можно проследить по текстам: «Бхагават Гита», «Йога сутры», в Средневековье – «Дайтарея йога шастра», «Аманаска йога»,»Хатха йога прадипика» и т.д.

Преподаватель школы Открытой йоги,

аспирант МОЙУ, зав. кафедрой медитации МОЙУ

Ирина Городецкая (Iren Amita)

_________________________________________________

Литература:

Классическая йога («Йога-сутра» Патанджали и «Вьяса-бхашья»). / Пер. с санскрита, введен., коммент. и реконструкция системы Е.П. Островской и В.И. Рудого. – М., 1992.

Данилов Д.А. Трансформация понятия «дхияна» в учении йоги. Лекция прочитана в Институте философии имени Г.С. Сковороды НАН Украины. 07.11.2019 г.

Вивекананда С. Раджа-йога // Практическая веданта (избранные работы). / Пер. с англ.– М., 1993.

Бхагават-Гита // Махабхарата. Рамаяна. Библиотека всемирной литературы. /Пер. с санскрита С. Липкина, В. Потаповой. – М., 1974

Смирнов Б.Л. Философские тексты Махабхараты. – Ашхабад, 1977. – Вып.1, кн. 2.

Елизаренкова Т.Я, Ригведа. [В 3 т.]. (Серия «Литературные памятники»). М.: Наука,1989-99.

Мартынов Б.М. Упанишады йоги и тантры. Изд «Алетейа», М.,1999г.

Новая философская энциклопедия. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010

Индуизм. Джайнизм. Сикхизм. Словарь. М., 1996

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *